Мнение зрителя. Чего должен бояться Валера Блюменкранц?

0
42

Весь интернет пестрит сейчас заголовками с рефреном «Живи и бойся!» и «Жених Марины Тристановны угрожает Блюменкранцу». 

Спорят не только о том, заслужил ли Валера Блюменкранц подобное к себе отношение (Тата ведь тоже та еще… «птица залетная»?!), но и о том, а кто, собственно, такой сам угрожающий? Он что, кум? Зять? Сват? Брат? Подумаешь, «жОних»?! Сколько таких у лучезарно-взрывной Тристановны было и еще, дай бог, будет?! Не всех же считать законными родственниками и слушать, как настоящих, законных?

Для тех, кто не в курсе… После потасовки Валеры и Таты Блюменкранц, отъезда Таты с Острова любви и эфиров на эту тему, жених Марины Тристановны Александр опубликовал пост: ««Девочек нельзя бить! Возможно, я и еще молчал, но не теперь! Живи и бойся! Открывая глаза, солнечного света, закрывая — темноты… Всем девушкам посвящается, которые себе, своим матерям и детям желают повторения!» Именно он и вызвал бурю эмоций в Сети.

Вообще, повод для возмущения есть. 

Положение жениха Александра в шумном семействе Блюменкранцев и в самом деле, мягко говоря, двойственное. С одной стороны, он вроде как член семьи. Марина Тристановна считает его мужем, прислушивается и даже почитает. Тата тоже принимает потенциального родственника и уважает. Да и Валера всегда был с ним довольно корректен. Но ведь, с другой стороны, отношения-то у тещи с якобы тестем не узаконены?! У Валеры с Татой все по закону, поэтому он-таки настоящий зять. А вот Александр далеко не тесть! Прислушиваться к нему Валера и в самом деле не обязан. Да, он может уважать и почитать мужчину, как старшего. Но в том, что касается дел семейный, имеет полное право в расчет вообще не брать.

Да и есть ли у Александра законное право влезать во внутрисемейные разборки, тоже дело спорное. На каком основании он собирается наказывать Валеру? 

Тут впору Валере обращаться в суд за угрозы и шантаж.

Не поймите меня превратно, господа! Да, даже незнакомый мужчина имеет право и должен вступиться за женщину. Но это в момент нападения. Да и то, если защитник «перестарается», его тоже могут привлечь по закону. А тут мы видим угрозу, так сказать, на будущее. Понимаете, чужой, по сути, дядя готовится к нападению заранее и собирается, грубо говоря, сидеть в засаде, следить и ждать. Кто знает, что он затеял? А может, он ждет случая, когда можно будет напасть на жертву, и выдать это за заступничество за женщину?

Вот был бы он законным мужем Марины Тристановны, тогда совсем другое дело! А так… Будьте осторожнее со словами, Александр! 

Автор: ЛилуРоз!